26 НОЯБРЯ/ 9 ДЕКАБРЯ.

ИСКУССТВО. Иеромонах Игнатий ( Трепачко)

часть 3-я.

 

Главной задачей искусства является удовлетворение необходимым житейским потребностям человека и удовлетворения присущему душе человека чувству красоты, как отображению в человеке абсолютной красоты Божества. Дело искусства состоит в том, чтобы доставлять какую-нибудь пользу.... Как в домах одне вещи существуют ради нужды, другия для красоты, так и Бог одно дал человеку для красоты, другое для пользы. Бог ничего не сотворил в теле без красоты, а все создал для красоты и для пользы. Например, глаз имеет две цели -- пользу и красоту: он и видит, и украшает лицо; ухо служит на пользу и для красоты, так как оно, представляя как бы вазу, украшает человека... ( св. Иоанн Златоуст). Итак, польза и красота -- вот две ближайшия задачи искусства.

 

Одобряя полезное и красивое искусство, св. Отцы Церкви не забывают, что не красота и польза являются конечной целью искусства, как и всякой деятельности человека, а возможное приближение к Богу, Первоисточнику всякой красоты. Преимущественно пред телесной красотой есть другая красота, красота души человека, красота его нравственных поступков. Поскольку эта последняя красота может быть выражена в искусстве, постольку это искусство признается нашими святыми Отцами; искусство же, являющееся выражением безобразия души и ея дурных инстинктов, безусловно осуждается и отрицается. Живопись, изображающая высоконравственные поступки, весьма полезна для души. Языческое искусство вредно, так как бес сидит в нагом изображении... В них везде сладострастие, везде разврат, везде изображения незаконных кровосмещений и неистовых страстей ( св. Иоанн Златоуст).

 

Итак, не только польза житейская является задачей искусства, но гораздо более польза душевная.

 

Таким образом, и по ближайшим задачам своим и по конечной цели своей искусство должно быть морально, т.к. оно призвано служить нравственному совершенству человека. Истинное искусство не знает иной конечной цели, кроме нравственнаго совершенства людей, и высшую красоту полагает именно в добре.

 

Что касается средств, какими располагает художник для выражения одушевляющих его внутренних переживаний, то и средства эти, как ведущия к нравственной цели и выражающия моральныя идеи, сами по себе должны быть нравственны.

 

Но такия средства передачи своих переживаний, которыя могут служить только выражением обуревающих человека страстей и нечистых пожеланий, христианскими учителями безусловно осуждаются.

 

 

вернуться