20 ОКТЯБРЯ/ 2 НОЯБРЯ.

ДЕКЛАРАЦИЯ 1927 ГОДА. (в девяти частях)

Иеромонах Игнатий (Трепачко).

(часть первая.)

 

16/29 июля 1927 г. на страницах советских Известий появилось Воззвание Нижегородскаго митрополита Сергия

( Страгородскаго), Заместителя Патриаршаго Местоблюстителя, о цели котораго сам автор в беседе с сотрудниками газеты сказал следующее: Документ этот, врученный вам с просьбой напечатать в газете, является так сказать, декларацией вновь организованнаго Синода и его церковно-управленческой деятельности. Правда, и раньше были заявления с нашей стороны о недопустимости выступлений против советской власти, но эти заявления были половинчаты и недостаточно реагировали на выступления. Теперь мы переходим на реальную, деловую почву и говорим, что ни один служитель Церкви в своей церковно-пастырской деятельности не должен делать шагов, подрывающих авторитет советской власти.... Советскую власть мы признаем властью нормальной и законной....

 

В самой же декларации говорилось ( приводим несколько отрывок): Одной из забот почившаго Святейшаго Отца нашего Патриарха Тихона перед его кончиной было поставить нашу Православную Русскую Церковь в правильныя отношения к советскому правительству и тем дать Церкви возможность вполне законнаго мирнаго существования... К сожалению, разныя обстоятельства, а главным образом, выступления зарубежных врагов советскаго государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая естественное и справедливое недоверие правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшаго и ему не суждено было при жизни видеть свои усилия увенчанными успехом....

 

Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступление зарубежных врагов не прекращаются... Все это нарушает мирное течение жизни, созидая атмосферу взаимнаго недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги ея интересы, кто желает вывести ее на путь легальнаго и мирнаго существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего советскаго государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством.

 

Теперь наша Православная Церковь в Союзе имеет не только каноническое, но и по гражданским законам вполне легальное управление....Выразим всенародную нашу благодарность советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православнаго населения, а вместе с тем заверим правительство, что мы не употребим во зло оказаннаго нам доверия...

 

Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами советскаго Союза, лойяльными к советской власти могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время признавать советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой -- наши радости и успехи, а неудачи -- наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз... сознается нами, как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза не только из страха, но и по совести, как учит Апостол ( Рим. 13:5).

 

Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей ея организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти.

 

Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенсте, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветския выступления некоторых наших архипастырей за границей, сильно вредившия отношениям между правительством и Церковью, как известно, заставили почившаго Патриарха упразднить Заграничный Синод ( 2 мая/ 22 апреля 1922 года). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничнаго духовенства дать письменное обязательство в полной лойяльности к советскому правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушевшие его будут исключены из состава клира подведомственнаго Московской Патриархии. Думаем, что размежевавшись так, мы будем обезпечены от всяких неожиданностей из за границы. С другой стороны, наше постановление, может быть, заставить многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к советской власти, чтобы не порывать со всей родной Церковью и родиной.

 

 

вернуться