22 ОКТАБРЯ/ 4 НОЯБРЯ.

ДЕКЛАРАЦИЯ 1927 ГОДА.

(часть третья.)

 

После целаго потока посланий-протестов началась нескончаемая вереница делегаций с мест к митр. Сергию в Москву. Одной из таких безчисленных делегаций была делегация Петроградской епархии, прибывшая в Москву 27 ноября 1927 г. и состоявшая из Епископа Димитрия Гводскаго, прот. Викторина Добронравова, проф. И.М. Андреева и С. А. Алексеева. Вот как описывает проф. И. М. Андреев встречу делегации с митр. Сергием.

 

Несмотря на то, что Петроградская делегация прибыла в Москву позднее других многих делегаций, приехавших с той же целью, она была принята вне очереди.

 

Беседа этой делегации с митрополитом Сергием продолжалась два часа.

 

Пишущий эти строки был лично знаком со всеми членами делегации и непосредственно от них знает содержание этой исторической беседы.

 

По приходе к митрополиту Сергию, все члены делегации подошли к нему под благословение, отрекомендовались и засвидетельствовались, что они прибыли, как верныя чада Православной Церкви.

 

Когда митрополит Сергий кончил читать привезенныя ему письма ( от Епископата, от Духовенства и от мирян), тогда 70-летний старец епископ Димитрий упал пред ним на колени и со слезами воскликнул: Святый владыко! Выслушайте нас, Христа ради!

 

Митрополит Сергий тотчас поднял его под руку с колен, усадил в кресло и сказал твердым и несколько раздраженным голосом: О чем слушать? Ведь уже все Вами написано, написано и другими раньше, и на все это мною уже много раз отвечено ясно и определенно. Что Вам не ясно!?

 

--Владыко святый!-- дрожащим голосом с обильно текущими слезами начал говорить епископ Димитрий, -- во время моей хиратонии Вы сказали мне, чтобы я был верен Православной Церкви и, в случае необходимости, готов быть и жизнь свою отдать за Христа. Вот и настало такое время исповедничества и я хочу пострадать за Христа, а Вы вашей декларацией вместо пути Голгофы предлагаете встать на путь сотрудничества с богоборческой властью, гонящей и хулящей Христа, предлагаете радоваться их радостями и печалиться их печалями... Властители наши стремятся уничтожить религию и Церковь и радуются разрушению храмов, радуются успехам своей антирелигиозной пропаганды. Эта радость их -- источник нашей печали. Вы предлагаете благодарить советское правительство за внимание к нуждам православнаго населения. В чем же это внимание выразилось? В убийстве сотен епископов, тысяч священников и миллионов верующих? В осквернении святынь, издевательствах над мощами, в разрушении огромнаго количества храмов и уничтожении всех монастырей... Уж лучше бы этого внимания не было!

 

-- Правительство наше -- перебил вдруг епископа Димитрия митр. Сергий -- преследовало духовенство только за политическия преступления.

 

-- Это -- клевета! -- воскликнул епископ Димитрий.

 

-- Мы хотим добиться примирения Православной Церкви с правительственною властью -- раздраженно продолжал митр. Сергий, -- а вы стремитесь подчеркнуть контрреволюционный характер Церкви ... Следовательно, вы -- контрреволюционеры, а мы -- вполне лойяльны к советской власти!

 

-- Это неверно! -- горячо возразил епископ Димитрий. -- Это опять клевета на исповедников, мучеников, разстрелянных и томящихся в конлагерях и ссылках.... Какой контрреволюционный акт совершил разстрелянный митр. Вениамин? В чем контрреволюция позиция митр. Петра Крутицкаго?!

 

-- А Карловацкий Собор, по-вашему, тоже не носил политическаго характера? -- снова перебил его митр. Сергий.

 

-- В России Карловацкаго Собора не было, -- тихо ответил епископ Димитрий, -- и многие мученики концлагерей ничего не знают об этом соборе.

 

-- Я лично -- продолжал епископ Димитрий, -- человек совершенно аполитичный, и если бы понадобилось мне самому на себя донести Г.П.У., я не мог бы ничего придумать, в чем я виновен перед советской властью. Я только скорблю и печалюсь, видя гонения на религию и Церковь. Нам, пастырям, запрещено говорить об этом, мы и молчим. Но на вопрос, имеется ли в СССР гонение на религию и Церковь, я не мог бы ответить иначе, чем утвердительно. Когда Вам, владыко, предлагали написать Вашу декларацию, почему Вы не ответили, подобно митр. Петру, что молчать Вы можете, но говорить неправду не можете?

 

-- В чем же неправда? -- воскликнул митр. Сергий.

 

-- А в том, -- ответил епископ Димитрий, -- что гонения на религию, этот опиум для народа по марксисткому догмату, у нас не только имеется, но по жестокости, цинизму и кошунству превзошли все пределы!

 

-- Так мы с этим боремся,-- заметил митрополит Сергий, -- но боремся легально, а не как контрреволюционеры....А когда мы покажем нашу совершенно лойяльную позицию по отношению к советской власти, тогда результаты будут еще более ощутительны. Нам, повидимому, удастся в противовес Безбожнику издавать собственный религиозный журнальчик...

 

 

вернуться