29 ОКТЯБРЯ/11 НОЯБРЯ.

МИЛОСЕРДИЕ ЕСТЬ ЛУЧШЕЕ СРЕДСТВО ДЛЯ ОБРАЩЕНИЯ

ГРЕШНИКА НА ПУТЬ ИСТИНЫ.

 

Как телесные врачи, когда признают нужным отнять у больного зараженный член, тогда, прежде всего, сначала стараются ободрить и успокоить страдальца и потом уже преступают к делу; так и те, которые, если когда нибудь захотят сделаться врачами духовными и приступить к великому делу обращения грешников от пути греха на путь истины; то тогда пусть обращаются прежде всего к грешникам не с словом обличения суроваго, а в духе кротости Евангельской и пусть не разстравляют душевныя раны грешников, а возливают на эти раны бальзам милосердия. И если так, по совету нашему, врачи духовные по отношению к грешникам будут поступать, то и результаты добрые от своих забот о грешниках увидят, и грешники действительно у них на путь правый обратятся.

 

У преподобнаго Аврамия был брат, у котораго была единственная дочь, по имени Мария, отроковица семи лет. Когда брат этот умер, соседи привели его дочь к Аврамию и она осталась у него жить. Преподобный научил ее чтению книжному и она стала проводить жизнь свою вместе с дядей в чтении псалмов, посте, молитвах и безмолвии. Она получила от Бога дар слез, была смиренномудра и кротка и горела пламенною любовию к Богу. Так она прожила с преподобным двадцать лет и он не нарадовался ея преуспеянию в духовной жизни. Но и диавол не дремал. Раз он ввел Марию в смертный грех, а за тем надеялся повргнуть и в отчаяние. Сначала, по совершении греха, девица хотела наложить на себя руки; а за тем от стыда ушла в отдаленный город и там, думая что ей все равно прощения уже не будет, решилась на всякое беззаконие и поселилась в доме погибели. Аврамий между тем в продолжение двух лет день и ночь молился о Марии, употреблял все, зависевшия от него, средства, чтобы отыскать ее и наконец отыскал. Он пошел в город, где жила его племянница; чтобы не быть узнанным, переоделся в мирскую одежду и, когда достиг города, тотчас отправился в дом, где жила погибавшая. Там он, увидев Марию, отвел ее в уединенное место и, пристально смотря на нее, воскликнул: узнаешь ли меня? Вот перед тобою тот, кто воспитал тебя. О, чадо мое, что же это такое? Кто погубил тебя? Где твой ангельский образ, который ты имела? Где твои-- воздержание, слезы бдения, коленопреклонения? Зачем ты тотчас не поведала мне о твоем грехе, который бы я принял на себя? Мария ужаснулась. Преподобный между тем продолжал: Что же ты ничего не отвечаешь мне, чадо мое? Ведь я пришел сюда, чтобы спасти тебя. Я за тебя отвечу в день судный и на себя покаяние за твои грехи возьму. Мария заплакала и сказала: от стыда не могу я смотреть на тебя, и ужели я, столько оскверненная, могу просить Бога о помиловании? Святой сказал: повторяю, что пусть Бог взыщет с меня грех твой; тебя же умоляю, пощади старость мою и ступай со мною. Мария отвечала: если так, если ты уверен, что я могу покаяться и Господь примет молитву мою, то иду за тобою и буду лобызать святыя ноги твои за то, что ты отвел меня от скверны. И с этими словами пала к ногам преподобнаго и всю ночь проплакала. Утром же она отправилась с ним к жилищу его и, достигши онаго, в нем начала подвиги покаяния. Каковы же были эти подвиги? Покаяние и молитва ея, сказано в житии Аврамия, были таковы, что наше покаяние перед покаянием ея могло показаться лишь тенью, а молитва наша с ея молитвою не могла идти ни в какое сравнени. И чем же кончилось? Тем, что Бог, сказано, простил Марию и в знамение прощения наградил ее даром чудотворений. Аминь.

 

 

вернуться